| sadowod.com | vivaspb.com |

 

Исторический сайт военной крепости Керчь - форт Тотлебен

Следы истории на мысе Ак-Бурун

Автор: В.М. Стародубцев. Опубликовано в Книги и публикации

Керченский полуостров богат памятниками истории. Один из них расположен на мысе Ак-Бурун, или, как его называют на современных картах, мысе Белом, ограничивающем Керченскую бухту с юга.По стечению обстоятельств, или счастливой случайности, на обособленном участке города, окруженном зеленью посадок, мы имеем комплекс памятников древней и новейшей истории. Здесь можно увидеть следы поселения времён Боспорского царства, остатки некрополя V-IV века до н. э., и крепость XIX века - итог Крымской войны, свидетельницу революций и войн. Все эти исторические богатства собраны на привлекательном приморском ландшафте, с вершин которого открывается панорама морского пролива под просторным южным небом.

Тысячи лет берега пролива между двух морей населены людьми. Географический перекрёсток водных и сухопутных дорог, место встречи культур и народов, насыщен свидетельствами человеческой истории.

Древние авторы, рассказывая об истории и географии Боспора Киммерийского, упоминают о переправе через пролив, проходившей по песчаным косам и отмелям. Сопоставив эти сведения с археологическими находками, проследив экономические и политические связи древних народов, историки пришли к выводу, что мыс Ак-Бурун был важным пунктом на участке переправы между европейским и азиатским берегами Боспора.

Поселения, существовавшие на этом мысе в древности, вероятно, выполняли дозорные и охранные функции. Следы древнего городища на Ак-Буруне наблюдал в 1823-1827 годах основатель Керченского музея Поль Дюбрюкс. Он видел многочисленные остатки городских стен, башен и ворот. П. Дюбрюкс принял их за развалины Нимфея. Общая длина стен, по оставленному им описанию, составляла около двух километров.

Приходится сожалеть, что в XIX веке, до строительства крепости, никто, кроме П.Дюбрюкса, не исследовал это городище. С постройкой крепости, эта территория на долгие годы стала недоступна учёным. Лишь в конце XX века, археолог С.А.Шестаков, исследуя Ак-Бурун, высказал гипотезу, что именно здесь размещался Боспорский город Гермисий. Сейчас, впервые после XIX века, Ак-Бурун стал доступен для исследователей, и можно ожидать находок, которые расскажут о потерянном городе.

Не менее интересная работа ждёт исследователя Ак-Бурунского некрополя. Он является восточной оконечностью Юз-Обинской гряды курганов, тянущейся от берега пролива далеко в Крымскую степь. На картах первой половины XIX века на этом участке берега обозначены десятки курганов. При строительстве укреплений, с 1857 по 1877 год, вскрыто и описано несколько не разграбленных к тому времени захоронений. В 1858 году раскопан курган (Павловский), в котором обнаружено греческое захоронение, датированное IV веком до н.э. Найденные там предметы и золотые украшения позволили предположить, что это захоронение жрицы храма Деметры. Известно раскопанное на Ак-Буруне в 1862 году «конское захоронение», т.е. захоронение по скифскому обряду, при котором коня хоронили вместе с умершим хозяином. Это захоронение датировали V веком до н.э.. Интересные материалы дали раскопки 1870 и 1874 года. В 1875 году вскрыто захоронение, в котором был погребён, по-видимому, знаменитый в своё время воин, атлет, победитель панафинейских игр. В этом захоронении найдены, среди других вещей, наградная панафинейская амфора и золотой шлем-пилос, которые, вместе с находками из Павловского кургана, украшают сейчас экспозицию Эрмитажа.

До наших дней дошли описания только части погребений на этой местности. Они не полны, и иногда противоречат друг другу. И если место Павловского кургана определяется достаточно достоверно, то место других ещё предстоит определить. Считалось, что все курганы на территории крепости снесены при её строительстве, так как они мешали размещению крепостных построек. Однако изучение планов крепости позволяет предположить сохранность одного из Ак-Бурунских курганов. И здесь есть работа для археологов.

Другая историческая эпоха отмечена на мысе Ак-Бурун мощными оборонительными сооружениями. Как и две с половиной тысячи лет назад, мыс, выдвинутый в пролив напротив отмелей, привлекал к себе внимание и в конце XVIII века. В июле 1771 года на одном из выступов мыса была установлена береговая батарея, названная в честь наследника престола Павловской. Это была первая береговая батарея, поставленная русскими в Крыму, задолго до Севастопольских батарей.

Её позиция с восемнадцатого века несколько раз перестраивалась. В очередной раз это произошло во время Крымской войны, в 1855 году, когда батарею захватили союзные войска. Заняв батарею, они не могли не оценить преимущества этой позиции для контроля над проливом. Павловскую позицию и прилегающую местность они превратили в укреплённый лагерь, в котором разместился до июня 1856 года французский полк. Северная граница французского лагеря проходила по курганам Юз-Обинской гряды. На курганах, или гробницах, как их называли в то время, французы установили пушки, превратив их в бастионы. При устройстве одной из батарей, французы наткнулись на крепиду из крупных рустованных камней. Поняв, что это древнее захоронение, они попытались проникнуть в него, но ошиблись расчётами и не нашли погребальной камеры. Так случай сохранил для Эрмитажа богатства Павловского кургана.

Французский лагерь представляет интерес для исследователей как памятник Крымской войны. Схема укреплённого лагеря недавно обнаружена автором в архивах инженерного департамента. На ней обозначены его границы, имевшие длину около двух километров, деревянный причал, место установки опреснительного аппарата, который обеспечивал водой гарнизон лагеря и колодец, вероятно, выкопанный французами в поисках воды. На плане лагеря обозначено и два кладбища. Возможно, здесь похоронены французы, умершие от ран и болезней, которые всегда сопутствуют войне.

В июне 1856 года оккупанты покинули Керчь. Город лежал в руинах. Но уже в августе первые военные инженеры начали работу на Павловской позиции, на территории оставленного французами лагеря.

Александр II, вступив на престол, изъявляет волю о строительстве крепости на мысе Ак-Бурун. Впечатление от беззащитности Азовского побережья летом 1855 года, когда в Азовском море хозяйничали корабли англичан и французов, вынуждает в первую очередь заботиться об обороне пролива. Представленный ему генералом свиты проект Павловских укреплений, император утверждает, но повелевает увеличить огневую мощь втрое, построив в проливе два форта на 130 орудий. Он находит единомышленника, разделявшего его желание воздвигнуть в проливе неприступную крепость, в герое обороны Севастополя, инженере-фортификаторе генерале Э.И. Тотлебене. Тотлебен становится духовным отцом Керченской крепости, воплотив в ней свой боевой опыт.

Крепость совершенствуется долгие годы. До самой смерти Александра II и Тотлебена Керченской крепости уделяется их пристальное внимание. До конца XIX века это крепость 1 класса, одна из семи лучших крепостей России, вторая по значению, после Кронштадта, приморская крепость. Её строили ветераны Крымской войны - пехотинцы Виленского, Минского и Литовского полков, солдаты инженерно-строительных рот, кубанские казаки и вольные люди из ближайших губерний России и Украины. Александр трижды приезжает сюда. В 1861 году, осмотрев строящуюся крепость, он повелевает: «В честь трудов, понесённых солдатами...наименовать люнеты, левый – Минского, а правый – Виленского полка. А главный форт отныне именовать форт Тотлебен».

Строительство и вооружение крепости происходило в годы быстрого развития технологий и вооружений. Впервые за жизнь одного поколения военных дважды качественно менялось вооружение крепости. Гладкоствольные пушки, служившие ранее в крепостях по сто лет, им пришлось менять на первые нарезные орудия, а потом на более совершенные, способные бороться с броненосным флотом.

Годы строительства крепости сопутствовали и социальным изменениям в России. Отменена крепостная зависимость, сроки службы в армии сократились вдвое. Но солдатская служба оставалась тяжёлой и продолжительной. Крепостные казармы рассказывают о солдатском быте. Другие крепостные постройки служат наглядными примерами идей крепостного, фортификационного строительства середины XIX века. И, в частности, идей Э.И. Тотлебена, имевшего европейскую известность фортификатора.

Людей, не интересующихся фортификацией, не оставит равнодушными мастерство строителей крепости и огромный труд тысяч людей, десятки лет перестраивавших природный ландшафт крымского берега. Он изрезан крепостным рвом, ломаной линией окружающим мыс. Высокие земляные валы сохранили следы батарейных позиций, характерных для эпохи гладкоствольной артиллерии. Потайные подземные ходы, «потерны», соединяют защитные постройки в продуманный комплекс батарей, пороховых погребов, минных галерей и капониров.

Даже полуразрушенная и заброшенная, заросшая травами и деревьями, крепость привлекает внимание. Она кажется таинственной, полной неожиданностей. И действительно, крепость, и мыс, на котором она расположена, ещё хранят свои тайны.

По стечению обстоятельств, или счастливой случайности, на обособленном участке города, окружённом зеленью посадок, мы имеем комплекс памятников древней и новейшей истории.